Князья и дружина. Вечевые порядки

Отсутствие границ, путей сообщения и органов управления делало затруднительным контроль над далекими от Киева землями. Выходом стало «полюдье» — объезд князем и дружиной подвластной территории с глубокой осени до ранней весны. Полюдье — это не только сбор дани-налога, но и способ управления страной при отсутствии государственного аппарата: во время объезда князь вершил суд, улаживал пограничные споры. Однако в 945 г. произвольный сбор дани в древлянской земле закончился убийством князя Игоря. Из летописного рассказа следует, что у древлян была своя столица Искоростень и князь Мал со своими «мужами». Таким образом, под властью киевского князя оставались местные племенные союзы, с которыми он должен был считаться: договоры с греками Х в. заключались Олегом и Игорем от имени «великих и светлых князей», возглавлявших союзы племенных княжений. Поэтому княгиня Ольга, победив древлян, провела первую в нашей истории налоговую реформу: утвердила точный размер платежей Киеву — «уставы и уроки» — и создала систему административных центров — «погостов», где останавливались князья и их «мужи» для суда и сбора дани.

Весной князь с собранной данью возвращался в Киев. Летом предназначенную на продажу часть дани вместе с другими товарами грузили на суда и отправляли вниз по Днепру — «пути из варяг в греки» — в столицу Византийской империи Константинополь. Не случайно в дошедших до нашего времени договорах Руси с Византией 907-911 и 944 гг. большая часть статей посвящена правовому регулированию торговли русских купцов в империи.

Новый этап развития древнерусской государственности пришелся на время правления Владимира Святославича (980-1015 гг.) и Ярослава Мудрого (1019-1054 гг.) — эпоху, когда держава Рюриковичей переживала наивысший подъем. При Владимире впервые начинается чеканка собственной монеты — «златников» и «сребреников». На рубеже X-XI вв. Владимир ликвидировал племенные княжения. Вместо них стали появляться новые княжеские «грады» (Смоленск, Туров, Владимир-Волынский, Белгород, Рязань), куда князь в качестве наместников стал сажать по «волостям» своих детей; так, Ярослав, позднее получивший прозвище Мудрый, отправился сначала в Ростов и основал там, на северо-восточной окраине Руси, город Ярославль, а затем по велению отца был перемещен в Новгород.

Князь Владимир приступил к созданию общегосударственной системы обороны пограничных со степью областей. О существовании этой грандиозной оборонительной системы говорят так называемые «Змиевые валы» — частично сохранившиеся на Украине до нашего времени многокилометровые земляные сооружения. Сохранились также десятки городищ-крепостей вокруг Киева и ниже его по притокам Днепра с обеих сторон — Суле, Стугне, Трубежу.

Русь Х — начала XII в. была близка по типу развития к другим молодым государствам Восточной и Северной Европы — Норвегии, Швеции, Польше, Чехии, Венгрии. От стран Западной Европы она отличалась прежде всего отсутствием частной феодальной собственности на землю и преобладанием централизованной эксплуатации крестьян-общинников дружинной знатью во главе с князем.

Дружина была главным органом власти, с ней князья отправлялись в «полюдье». Княжеские «бояре» и «отроки» исполняли судебные и административные функции и получали за это часть дани, пошлин и военной добычи; население должно было кормить их во время исполнения ими служебных обязанностей в качестве судей и приставов. В X-XII вв. боярином мог стать и умелый воин, и «попов внук», и даже выходец «из племени смердья».

В новых городах и замках князь оставлял свои гарнизоны с наместн иками — «посадниками»; туда стекались дани, треть которых шла в пользу наместника и его воинов; здесь вершился суд. Окрестное население было обязано не только платить дань, но и выполнять «службы» — повинности: строить крепости, поставлять продовольствие, пасти княжеские табуны, ловить рыбу на княжеский обиход и т.д. В литературе можно встретить характеристику такого типа государства как «дружинного», а отношения власти и подданных — как «служебную организацию общества».

При этом власть еще не окончательно «оторвалась» от народа. Одним из обычаев, освященных столетиями, были воспетые в преданиях пиры князя Владимира.В эпоху становления государственности на таких застольях проводились совещания князя со своей дружиной и «множеством народа»: обсуждались вопросы войны и мира, сбора дани с подвластных земель, принимались послы; былинные богатыри на пиру вызывались «на службу дальнюю». В торжественной обстановке князь вершил суд, награждал отличившихся, наделял обездоленных, т.е. непосредственно общался с подданными и должным образом реагировал на общественные настроения.

Загадочным институтом древнерусской государственности остается вече, о котором за столетие (997-1097 гг.) имеются лишь шесть туманных упоминаний в летописи: «…поведаша на вечи. И реша людье» или «…створиша вече». Можно предположить, что это явление за несколько столетий пережило трансформацию: из архаического высшего органа племенного народного самоуправления оно превратилось в XII-XIII вв. в городской представительный орган. Вече играло (особенно во время острых социально-политических конфликтов) важную роль: проводило денежные сборы, решало вопросы обороны, приглашало князей, однако его социальный состав не поддается точному определению. При этом вече проявляло себя преимущественно в критических ситуациях; оно могло судить и карать княжеских слуг, но не подменяло собой княжеской власти и нигде, за исключением Новгорода и Пскова, не переросло в постоянный и систематически организованный правительственный институт.

Сама же Русь рассматривалась как коллективная собственность княжеского рода, каждый из представителей которого имел право на свою долю власти и доходов. На практике это выражалось в том, что киевские князья Святослав Игоревич (945-972 гг.), Владимир и Ярослав Мудрый обязательно выделяли «города» своим детям, т.е. делили территорию Руси на «сферы влияния» на условиях передачи в Киев части дани с этих земель. При этом княжичи сохраняли наследственное право власти, и в случае смерти кого-либо из них остальные перемещались, занимая все более престижные княжения.

После смерти Ярослава Мудрого его наследники — старшие Ярославичи Изяслав, Святослав и Всеволод первое время жили дружно. В 1068 г. они вместе воевали с половцами, а в 1071 г. устраивали перенесение мощей Бориса и Глеба и провозглашение их первыми святыми русской церкви. Однако в 1073 г. Святослав и Всеволод выступили против старшего брата, киевского князя Изяслава. Изяслав тщетно просил поддержки у польского короля Болеслава; затем искал защиты у германского императора Генриха IV и отправил в Рим своего сына Ярополка с предложением принять Русь под покровительство папского престола. Болеслав же предпочел союз со Святославом Ярославичем. В 1076 г. русское войско во главе с молодыми князьями Олегом Святославичем и Владимиром Всеволодовичем Мономахом воевало в Чехии на стороне Польши против союзника Генриха IV чешского князя Вратислава II.

Генрих IV предложил киевскому князю посредничество, но в 1076 г. Святослав умер. Младший из братьев Всеволод оставил Киев и отправился в Чернигов, второй по значению город на Руси. На этот раз против него выступили дети Святослава Олег и Роман, желавшие отвоевать отцовский Чернигов. В новой усобице, начавшейся в 1078 г., при поддержке половцев Олег разгромил черниговское войско. Всеволод и его сын Владимир Мономах бежали в Киев, но затем вернулись и осадили Чернигов. В решающей битве в октябре 1078 г. на Нежатиной Ниве старшие князья победили Олега, но в сражении погиб великий князь Изяслав, и место его занял Всеволод Ярославич.

Владимир Мономах вернул Чернигов под свою власть, но в 1093 г. умер великий князь Всеволод, и усобица вспыхнула вновь. Киевские бояре предпочли отдать престол сыну Изяслава Святополку (1093-1113 гг.). Новый киевский князь рассорился с половцами, и соединенное киевско-черниговское войско было разгромлено. Олег Святославич — опять в союзе с половцами — изгнал Мономаха из Чернигова. Отказавшись от совместной борьбы с половецкими набегами, в 1096 г. Олег захватил принадлежавшие Мономаху и его детям земли Северо-Восточной Руси — Муром, Ростов, Суздаль. Однако в том же году старший сын Мономаха Мстислав разгромил Олега под Муромом.

Олег Святославич запросил мира и поклялся на кресте прибыть на княжеский съезд для решения всех общерусских дел. В 1097 г. все наиболее влиятельные русские князья Рюриковичи, внуки и правнуки Ярослава Мудрого, съехались в замок Мономаха — Любеч, чтобы установить мир и порядок на Руси. На съезд прибыли Святополк Киевский, Владимир Мономах, князь Переяславский, братья Святославичи Олег и Давыд, Давыд Игоревич из Владимира-Волынского, Василько Ростиславич, князь Теребовльский, враждовавший на Волыни с Давыдом Игоревичем, другие князья, их бояре и дружинники.

По словам летописца, князья решили: «Зачем губим Русскую землю, сами на себя ссоры навлекая? А половцы землю нашу расхищают и радуются, что нас раздирают междоусобные войны. Да с этих пор объединимся чистосердечно и будем охранять Русскую землю, и пусть каждый владеет отчиной своей» («каждо да держит отчину свою»). Князья договорились, что за каждым из них сохраняются земли их отцов — детей Ярослава Мудрого: отныне княжества отцов — «отчины» должны были передаваться детям-наследникам каждой из княжеских линий. На этом договоре участники Любечского съезда целовали крест в знак верности соглашению.

Однако Любечское решение нельзя назвать признанием политического распада Руси.

Съезд подтвердил распоряжение Ярослава Мудрого, по которому во главе Руси должен оставаться старший сын (самым старейшим в роду и был Святополк), а остальные дети сохраняли за собой определенные части Руси. Святополк получил все владения, принадлежавшие Изяславу Ярославичу, Владимир Мономах — земли Всеволода Ярославича, а за детьми Святослава Ярославича закреплялось отцовское Черниговское княжество. За Давыдом Игоревичем оставался Владимир-Волынский, за Володарем Ростиславичем (правнуком Ярослава Мудрого) — Перемышль, а за его братом Васильком — Теребовль в той же Волынской земле.

Решения съезда сохранили единство Руси и сделали возможной успешную борьбу с половцами, хотя не все князья могли отказаться от усобиц. Святополк и Давыд Игоревич схватили, а затем ослепили князя Василька по ложному обвинению в заговоре против киевского князя. Город Теребовль и другие владения Василька были захвачены Давыдом. Войско Мономаха, его сыновей Олега и Давыда Святославичей двинулось на Киев, и Святополк был вынужден отправиться в поход против владимиро-волынского князя Давыда Игоревича. Тот испугался, отпустил Василька и запросил мира. Василько вскоре начал вместе со своим братом войну против Давыда и вернул свои земли. Осажденный во Владимире-Волынском Давыд по требованию горожан выдал Васильку тех, кто организовал его похищение и увечье. Все они по приказу Василька были повешены прямо перед городскими стенами и расстреляны из луков.

Святополк Изяславич оказался плохим полководцем и корыстолюбивым правителем, и смерть его в 1113 г. послужила сигналом к народному восстанию в Киеве. По просьбам киевлян великим князем киевским стал Владимир Мономах (1113-1125 гг.), прославившийся многолетней борьбой с половцами. Своим авторитетом и умелой политикой этот князь сумел сохранять мир и относительное единство Руси: его дети управляли такими «волостями», как Переяславль, Смоленск, Суздаль, Новгород, Владимир-Волынский, Туров. Столь же решительно действовал и сын Мономаха Мстислав (1125-1132 гг.): по его указу подвластные князья совершили успешный поход на Полоцк, а тамошние князья Всеславичи были отправлены в заточение.

Читайте также:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.